Все в страшном порядке

Все в страшном порядке

— Здравствуйте, Владимир Владимирович!

Каждый раз я приподнимаю бейсболку, кланяясь Поэту. Тот неизменно суров, как всякий командор. Он мог бы легко наказать меня за легкомысленную улыбку и ироничные поклоны, протянув каменную длань для смертельного рукопожатия, но у бюста нет рук. Но дело даже не в их  отсутствии – просто поэту побоку музыкант как таковой. Поэт смотрит надмирно — вперед и чуть в сторону. А я здесь, около, в своем вечно суетном и блеклом. В мыслях о том, что на этой площадке, конечно, не подзаработаешь, но постоять рядом с поэтом, поиграть – радость. А над головой – каменное небо и на нем железные строчки:

Серьезно, занятно –
кто тучи чинит
Кто солнцу жар надбавляет в печи
Все в страшном порядке

Выставляю комбик, процессор, микрофонную стойку, шнуры, произвожу коммутацию.

Маяковского – не мой поэт. В извечной дилемме мне ближе его антипод. В Маяковском, при всем его несомненном величии – строчки выкованы на века, есть что-то металлическое, не от естественной человеческой природы, а живой душе родней весенняя гулкая рань и розовые кони. Но у антипода нет своей станции метро, и я играю возле Маяковского. Пиастры зарабатываю, думаю многое о разном, разговариваю сам с собой.

Экий ты чудак, человече! Рос, рос, да так и не вырос. Мальчик играл на малой домре, во дворце пионеров. Юноша бренчал на гитаре по подъездам. Молодой человек забавлял песнопениями подвыпившие компании в прокуренных комнатах. Параллельно шла другая жизнь – школа, институт, семья, работа и бесконечные офисы – как кочки на болоте. Прыг да прыг, с одной на другую. Цепочка кочек со временем все реже, а дальше начинается топь. Каждый шаг вперед надо хорошенько обдумать, прежде чем сделать, лучше даже забронировать.  И вот человек стоит на очередной, заранее забронированной музыкальной кочке возле бюста поэта, играет на гитаре, думает, осматривается, пиастры зашибает. Хотя – «зашибает» сказано чересчур. Вот поэт, было время, зашибал — буржуи дорого платили, чтобы попасть на сборище футуристов, знатоков и провозвестников будущего.

И вот стою я в этом самом будущем, товарищ Маяковский, и вижу: корабль все еще плывет, Пушкин по-прежнему на корабле, а вот той самой, миллионнопалой, сжатой в один громящий кулак, на корабле нет, слилась куда-то, рассыпалась в прах…

#упть трубадура #музыкавметро

Добавить комментарий